Переработка шин – перспективный бизнес или провальный стартап?

Для многих стран актуальна проблема переработки и утилизации автомобильных шин. Если в Европе этим вопросом обеспокоены и прорабатывают процессы вторичного использования сырья, то в России больше трудностей, чем достижений. Все чаще предприниматели рассматривают переработку шин как перспективный бизнес-проект. На первый взгляд, процесс переработки достаточно прост: необходимо приобрести оборудование, организовать сбор использованных покрышек, переработать их в крошку и продать производителям резиновых покрытий. На деле все гораздо сложнее.

В первую очередь, разберемся с масштабами проблемы. Ежегодно в мире появляется порядка 10 млн тонн старых автомобильных покрышек. Это катастрофический объем вредных неразлагаемых отходов. Только 40% этого объема подвергается переработке, оставшиеся 60% - отправляют на свалки.

Сравним показатели переработки в Европе и России. Европейцы 90% шин перерабатывают: восстанавливают и используют повторно, получают тепло, превращают в крошку. И только 10% отправляется на свалки. Общие мировые показатели показывают следующее соотношение: 40% переработанных против 60% выброшенных. В России ситуация совсем печальная. У нас только 10% использованных шин перерабатывают в сырье. Все остальное – становится мусором на гигантских полигонах. Возможно, причина в менталитете. Большие территории создают впечатление, что мусор мы можем складировать вечно. А перерабатывать и использовать что-то повторно совсем не привыкли. Правда, молодое поколение россиян ответственнее и прагматичнее смотрит на проблему утилизации автомобильных шин. В нем начинают видеть и бизнес-проект, и решение экологической катастрофы.

Однако, молодым предпринимателям не так просто реализовать свои амбиции. Проблемы встречаются на каждом шагу – от законодательства – до менталитета.

К счастью, есть предприниматели, которые не боятся трудностей. И успешно реализуют себя в этом направлении. Денис Ганиев возглавляет компанию «Сальто», основной вид деятельности которой – производство резиновых покрытий для детских площадок. Он тесно сотрудничает с компаниями, производителями резиновой крошки. Мы попросили его рассказать, как обстоят дела на этом рынке, какие тенденции и проблемы.

 - Денис, прежде всего, расскажите о своей компании. Когда Вы приняли решение, что хотите заниматься производством резиновых покрытий?
- Стать предпринимателем я решил после нескольких лет работы в офисе. Монотонность сводила с ума. А на мысль о производстве резиновых покрытий подтолкнула окружающая обстановка. Я жил в Ноябрьске, где, как и во многих других ямальских городах, дворы и детские площадки принято засыпать песком. И не развита культура красивого и безопасного благоустройства площадок. На тот момент мне очень хотелось, чтобы мои дети играли на обустроенных площадках, не пачкая одежду и обувь.
Учредителями компании стали я и трое моих друзей. Это было в 2012 году. Два года мы усердно работали, не задумываясь о маркетинге, позиционировании, расширении. Мыслили в масштабах своего города. Желание идти дальше и осваивать региональный рынок появилось в 2015 году. Мы создали бренд «Сальто» и переехали в Тюмень, как перспективный и активно строящийся город. В Ноябрьске оставили филиал.

 - Запускать бизнес было сложно? С какими сложностями пришлось столкнуться?
- На старте нам хорошо помог бизнес-инкубатор, появившийся тогда в Ноябрьске. Предоставили оборудованный офис с низкой арендной платой, помогли в продвижении, курировали в вопросах взаимодействия с органами власти. Сложно было убедить тех, кто отвечал за благоустройство городской среды, что резиновое покрытие гораздо лучше песка и брусчатки. Но нам удалось и с 2014 года в Ноябрьске стали появляться площадки с нашим покрытием. Мы рады, что задали этот вектор развития культуры благоустройства городской среды. Сегодня детские и спортивные площадки с резиновым покрытием встречаются на Ямале повсеместно.

 - Каких результатов удалось добиться в Тюмени?
- За прошедшие пять лет мы успели поработать практически со всеми застройщиками, продолжая получать заказы с Ямала. Вырос и наш авторитет, как подрядчика. Нас часто привлекают для разработки и корректировки проектов, чтобы сделать их более бюджетными, но при этом качественными.

 - Расскажите о своем продукте. Какое сырье лежит в основе вашего покрытия?
- В основе покрытия лежит резиновая крошка, являющаяся продуктом переработки шин, плюс полиуретановое связующее. Это основа, нижний ударопоглощающий слой. Далее начинается творчество – верхний слой покрытия детской площадки может быть сделать из резиновой крошки, из каучуковой крошки и окрашенной резиновой крошки в заводских условиях.
Для производства премиальных покрытий мы привозим каучуковую крошку из Англии. Она долго не выцветает, в составе: каучук, мел и пигмент. Презентабельный вид и безопасность площадки с таким покрытием сохраняется на долгие годы. Мы используем только импортное сырье, за дешевизной не гонимся.

- На российском рынке нет производителей резиновой крошки?
- Российский рынок широко представлен переработчиками автомобильных шин. Уже практически в каждом регионе есть свои предприятия по переработке. Но не у всех продукция соответствуем нашим требованиям к качеству. Поэтому мы постоянно собираем образцы из разных регионов и вносим поставщиков в свою базу для дальнейшей работы.


- Насколько развита переработка шин в России?
- Такое большое и важное направление как переработка шин, имеет ряд недостатков – это слабая поддержка со стороны государства, высокая стоимость импортного оборудования для переработки и низкое качество российского оборудования. Изучая рынок переработки шин, я изучил опыт США, где это направление развито очень хорошо. В каждом штате есть «большой» переработчик, имеющий мощное оборудование и постоянные поставки сырья. У них очень хорошее оборудование, способное пережевать любую покрышку – от легковой до белазовской, и работать 365 дней в году. В США несколько десятков лет назад поняли, что шины – это опасный мусор и полезное сырьё. Соответственно и индустрия машиностроения активно работает над созданием различных решений для переработки, будь то стационарные заводы, либо мобильные установки на базе грузовой машины. Все заводы-переработчики в России – это частные инвестиции. Государству нет дела до этой проблемы. А если загорится свалка шин, то ее невозможно будет потушить, пока она вся не сгорит. Экологический ущерб окружающей территории будет нанесен очень серьезный. Но таких инцидентов, видимо, пока не было, поэтому никто не хочет поднимать этот вопрос на высоком уровне. Почему я говорю о поддержке государством, потому что хороший завод с доставкой и пуско-наладкой стоит примерно полмиллиарда рублей. А когда завод будет запущен, то сырье к нему должны поставлять постоянно без перебоев, а не закапывать в земле или в озерах. Следовательно, должен быть закон и контролирующий орган, обязывающий всех сдавать шины в определенное место. Да, сейчас крупные предприятия сдают свои шины и даже платят за это, но их процент настолько мал, что когда в 2018 году я нашел крупного инвестора на завод, у нас встал серьезный вопрос – а будет ли сырье? Так и не получив четкого ответа, запуск завода мы отложили на неопределённый срок. А ответы я искал в департаменте экологии. И это не департамент виноват или какой-то конкретный чиновник, а отсутствие системы в принципе.

- Что нужно сделать отечественным производителям резиновой крошки, чтобы ваша компания захотела приобретать у них сырье?
- Наши требования к крошке – она должна быть чистой, без примесей, стабильной фракции, и в наличии не менее 40 тонн. С такими мы и работаем. Но бывает в «жаркую» пору, когда площадки строятся по всей стране одновременно, приходится выжидать пока заводы переработают крошку. Это сказывается на сроках исполнения ГОС контрактов и т.д. по цепочке. Вроде бы просто крошка, а проблема глобально по цепочке цепляет государство со всех сторон – как со стороны экологии, так и со стороны исполнения бюджета.