«Меня не заботили издевки и смех друзей над моим увлечением»

Любовь к животным живет внутри каждого ребенка. Дарья Гоц с ранних лет приносила домой животных с улицы, лечила и ухаживала за ними. Вероятно, именно тогда и зародилась идея ее собственного бизнеса. Даже путь с минимальными сбережениями, с одной лишь мечтой, способен привести человека к успеху. Было бы желание! Дарья знает об этом не понаслышке. Ведь она исполнила свою мечту и открыла в Екатеринбурге сеть салонов для животных. История Дарьи и салона Groom - в нашем интервью.

- Дарья, бизнес для питомцев - это просчитанное коммерческое решение или личная любовь к братьям нашим меньшим?
- С детства я очень люблю животных, часто приводила домой, лечила, выхаживала и очень мечтала о собственной собаке. Даже загадывала желание в новогоднюю ночь. И вот настал день, когда родительское сердце не выдержало, и они решили купить мне собаку - американского кокер спаниеля. Мне было 11 лет. Но! Отец сказал, если покупать собаку, то она должна быть хорошей, породистой. И дал мне задание — найти! Я обзвонила все клубы собаководства и узнала, что скоро привезут из Санкт-Петербурга очень хороших кокеренышей. Правда, стоила эта собака двухмесячную зарплату отца. К моему счастью, родители нашли возможность купить мне моего первого американского кокер спаниеля Валленси черного окраса.
Оказалось, данная порода требует регулярного ухода, мытья, стрижки, тримминга. Если его не подстригать, то из-за шерсти собака плохо видит, да и вообще начинает себя хуже чувствовать. Первое время мы водили подстригать Валенса в клуб, но со временем родители начинали на меня косо смотреть, так как на стрижку, уход и кормление тратилась значительная для семьи сумма.

jAKAssg-zQU.jpg

- Как вы «выкрутились» из этой ситуации?
- Я стала ходить с Валленсом на выставки. С родителями мыли и укладывали шерсть накануне самостоятельно. В начале выставочной карьеры мы с Валленсом не получали первые места, чему я до слез расстраивалась. Но с каждой последующей выставкой презентация собаки получалась все лучше и лучше, мы начали побеждать. Я сама мыла и укладывала его, потихоньку начинала подстригать. В 1999 году не у кого было учиться, да и инструменты профессиональные для грумеров было очень сложно приобрести.
Родители купили мне первую машинку для стрижки собак OSTER – счастью моему не было придела. И тут понеслось… Я начала сама подстригать своих, на тот момент уже двух собак. Когда гуляли с собаками по улице, нас останавливали прохожие собаководы и спрашивали, где я так красиво своих собак подстригаю. Как они удивлялись ответу, что Я САМА. Тут же брали мой номер домашнего телефона и приводили своих питомцев. Подстригала у себя дома на кухонном столе. Родители мне помогали придерживать вертлявых собак.


«Мой ответ, что я стригу собак, вызывал смех и даже издевки. Но меня это не смущало!»


К моим 13 годам Клуб собаководства отдал мне всех американских кокеров для стрижки и подготовки к выставкам. До 14 лет мы с собаками объездили половину регионов страны по выставкам. На тот момент я зарабатывала не меньше среднестатистического взрослого и ездила в лицей на такси. Дальше, казалось бы, подростковый возраст, но мне удавалось совмещать гулянки, учебу, работу и выставки.
Если честно, мне всегда было не по себе, когда друзья спрашивали, чем же я занимаюсь. Мой ответ, что я стригу собак, вызывал смех, недоумение и даже издевки. Но мне нравилось мое занятие, и было «пофиг», что об этом думают знакомые и одноклассники.

- Как развивалась карьера после окончания лицея?
- Я взрослела, вышла замуж, и даже находясь в положении, меня не отпускали клиенты. До девятого месяца я продолжала стричь любимых песиков. Затем с супругом мы решил «что-нибудь открыть». Мою идею о салоне для животных он отмел: «не солидно, да и надоела ты со своими собаками».
В 2008 году мы организовали предприятие «Гарант». Помогали людям брать кредиты. Дело, конечно, было прибыльное, но удовольствия от этих денег не получала. Что-то внутри было против. И банковский кризис 2008 года расставил все по своим местам. Банки прикрыли кредитование, а мы с нашим юношеским максимализмом остались без денег совсем. Ведь мы считали, что нам незачем формировать резервный фонд (это понятие нам даже не было известно в 20 лет) и были уверены, что «дальше — больше». Мы остались «без куска хлеба», и тогда мой телефон с запросом на стрижку собак зазвонил вновь. И хочу вам сказать, что в кризис собак меньше стричь не стали. Это нас и спасло!

- И тогда ваш супруг согласился на салон для животных?
- По началу мы открыли маленький кабинет. Затем пришла идея, что открывать кабинеты надо при клиентопотоке в ветклиниках и зоомагазинах. Я нашла партнера, и в 2010 году мы открыли сеть из пяти кабинетов Groom Room, которая до сих пор работает. На тот момент в городе не было специалистов по груммингу, поэтому мы открыли первую школу, где я учила лично. Многие из моих первых учеников работают и сегодня.
Вот только мне хотелось роста и развития компании, а моего партнера все устраивало, поэтому было принято решение расстаться и идти дальше. В итоге, Room остался, а Groom пошёл дальше.

BnL6TeTwGWo.jpg

- Что именно осталось у Groom?
- У меня был один стол, инструмент и 70 000 рублей, выплаченных моим партнёром. И снова аренда помещения, единомышленники, привлечение 200 000 заемных рублей, набор и обучение грумеров, найм администратора, дилерство косметики и производство собственной линии одежды для животных.
В итоге, за первый год работы мы на услугах пришли к рекордным в моей жизни 400 000 рублей в месяц при работе трех мастеров. Сама я со временем начала отходить от стрижек и занялась управлением. Всегда манила мысль о создании систем управления, организационных схем. Начала учиться, читать соответствующие книги.
Салон для животных – это добрый и красивый бизнес. Мы получаем массу положительных эмоций от клиентов, радость от общения с котиками и песиками, работаем в команде увлеченных грумингом людей (если ты не фанат этого дела —не сможешь делать это хорошо).
95% клиентов становятся постоянными и преданными. Команда увлечена. Рынок пустой. Мы формируем правильный спрос через внедрение и развитие культуры содержания и чувствуем причастность к большому делу. Ведь каждый ухоженный и здоровый питомец = счастливый владелец. А в нашей стране по официальным данным 36 млн кошек и 19 млн собак.


«Всех токсичных сразу в БАН»


- Что для вас было самым сложным в развитии проекта?
- Самое сложное - терять. Я была уверена, что результат должен быть, но тратить приходилось сегодня, а зарабатывать организация начала через 6 — 9 месяцев. Практически всю прибыль я тратила на рекламу. Не экономила на косметике. Себя обеспечивала, работая грумером, а прибыль от компании направляла в развитие! И через девять месяцев я смогла не работать грумером, а заняться менеджментом.

- Люди, которые вас поддерживают и окружают. Расскажите о них.
- В первую очередь, муж. И дизайнер Владимир Вяткин. Кстати дизайнер, веря в меня и мою мечту, бесплатно упаковал новый Groom. Мы до сих пор работаем вместе.
Что касается коллектива. Самый первый коллектив через год работы решил, что «они и без меня справятся», украли клиентскую базу и ушли (грумеры и администраторы), разослав смс клиентам, что мы закрылись, а они, грумеры, могут принять по новому адресу... Замечу, что на тот момент у них были очень приличные зарплаты. Как говорится: «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь». Конечно, и моя вина была в заблуждении, что я - молодец, все работает, как часы. Урок – держи руку на пульсе! И всех токсичных сразу в БАН.
Но не весь коллектив повелся на саботаж. Два грумера: Ирина Портнова и Ольга Акулова остались со мной и работают до сих пор. Ольга - директор Академии Groom.school, топ грумер, многократный победитель российских и европейских конкурсов, выпустила более 500 грумеров. Ирина - владелец нашего франчайзингового филиала в г. Первоуральск, победитель конкурсов грумеров, преподаватель.

BF6LtCTcoEw.jpg

- При найме на работу вы простите профессиональные сертификаты или можете обучить с нуля?
- Если человек уверен, что он грумер, мы предлагаем показать его умения на практике, давая ему подстричь собаку или кошку… Все становится ясно…
Если навыка недостаточно или он вовсе «0», то обучаем и стажируем. Также поступаем при открытии франчайзинговых филиалов. Набираем желающих работать, тестируем на способности и внутренние качества, обучаем.
Самое основное правило – гуманность! Все остальные правила работы с животными прописаны для грумеров и изучаются каждым сотрудником нашей компании. В том числе, действие в той или иной ситуации.

- Какие чувства испытываете, когда работаете с животными?
- Радость от достижения результата: привели бабайку, ты потрудился, получили красавца, которого зачастую даже собственный владелец не узнает. Пес подстриженный, ему легко, он доволен. Клиент восхищается, умиляется и благодарит открыто, эмоционально и часто говорит, что никто, кроме вас, так подстричь не смог. Эмоции клиентов питаю и вдохновляют грумера! Поднимают самооценку. Результат быстрый!

- Как вы поняли, что необходимо открывать филиалы, чтобы развиваться дальше?
- Идея расширения меня всегда манила пониманием оптимизации финансов на маркетинг, администрирование и прочие направления. Что так у нас будет больший бюджет и больше рынка… Также идей и опыта станет больше.
Нам стали поступать заявки с просьбой открыться под нашим брендом и с использованием нашей технологии. Первый франчайзинговый филиал был открыт в 2012 году в Екатеринбурге, м-н Уралмаш. За годы работы стал вторым по объему выручки, соответственно, до сих пор работает.


«Белый кот - зелёный дракон»


- Изменилось ли что-то в бизнесе после выхода статьи о вас в британском журнале The Daily Mail?
- Ох! Был тот момент, когда была очередь из сми, журналы, ТВ, радио… Значительных перемен не произошло, но спрос на франшизу стал выше. Считаю, что подобные события не срабатывают на результат молниеносно, но являются хорошей каплей в реке к успеху и повышению лояльности.

pmOFOAtvlaI.jpg

- Как на вас отразился недавний кризис вызванный коронавирусом? Что делать, чтобы не потерять клиентов?
- Наши выручки выросли. Мы записывали видеообращение к Президенту, письмо Губернатору, доносили необходимость услуг грумеров. Нам пришел ответ, что в Свердловской области можно оказывать услуги груминга с соблюдением мер. Мы щедро делились короновирусным опытом с коллегами в других регионах, многие из них выжили благодаря этому.
Еще мы запустили собственную линию косметики для животных, начали с антибактериального шампуня. Сейчас у нас полноценная линия российской косметики из пяти средств различной фасовки (180 мл, 1 л, 5л). Запустили производство мы благодаря кредиту по программе государственной поддержки.
Чтобы не потерять клиентов, нужно работать на совесть и не обманывать. Постоянно улучшать сервис и иметь неизменные традиции. Просвещать людей на актуальные темы. И в нашем случае нужно больше простого человеческого общения, внимания к песику или котику. Фразу: «Какой у вас классный пес или кот» никто не отменял.

- Каким было самое необычное желание клиента для своего питомца?
- Покрасить белого кота в зеленого дракона. Кстати, с которым мы и попали на страницы британского таблоида.



Автор: София Злагода