Не работаем! Карантин!

Поддержка бизнеса на фоне эпидемии коронавируса наряду с поддержкой населения стала одной из главных задач федеральных и региональных органов власти. На уровне Правительства принимались пакеты мер, в которые входили различные льготы, субсидии, отсрочки и налоговые послабления. Основной акцент был сделан на поддержку малого и среднего предпринимательства, основная доля которого приходится на сферу торговли и гостинично-ресторанного бизнеса, туризма.
Помощь бизнесу транслировалась с федерального центра, но запрос на нее формировался на уровне регионов. В Тюменской области интересы малого и среднего бизнеса в период пандемии активно отстаивают общественные организации и региональное Правительство.
О том, как тюменский бизнес переживает пандемию, какие метаморфозы происходят и как нужно вести свою деятельность в условиях кризиса рассказывает Советник Губернатора Тюменской области по вопросам инвестиций, малого и среднего бизнеса Ольга Езикеева.

- Ольга Леонидовна, Вам довелось работать с предпринимателями Тюмени и в кризис 2008 года, и 2014. Чем отличались эти периоды, с позиции влияния на региональный бизнес?
- По сравнению с текущим 2020 годом, 2008 и 2014 годы кажутся детской шалостью – они проходили совершенно по-другому. Да, был скачок валюты, было приостановление закупок оборудования, но того, что происходит сейчас не было никогда. Были понятные правила игры. Экономический кризис всегда был понятен: доходишь до дна и он либо У-образно идет, либо V-образно, но всегда есть рост и быстрый выход.
В этом году кризис не только экономический, но и связан с пандемией. Сейчас все теории о выходе из кризиса летят в тартарары, ведь планирование в сегодняшнем дне весьма условно. И в 2008 и 2014 годах можно было планировать. Пускай, мы ошибались, но эти ошибки были не фатальны. На моей памяти – это пятый кризис. Но в прежние кризисы никогда не закрывали предприятия. Да, был небольшой клиентский спад, использовали другие способы продаж, но такой стрессовой ситуации для бизнеса не было. И я впервые вижу, чтобы государство начало так активно участвовать в бизнесе: всевозможные выплаты, налоговые каникулы.
Есть и плохое, и хорошее в этой истории. Мы наконец-то разобрались с какими ОКВЭДами мы работаем. Предприниматели зачастую работали на «подОКВЭДе» и даже не понимали, что если их квалифицировать по виду деятельности, то налоговая система их может не увидеть, потому что они работали не на том ОКВЭДе. Сейчас это все систематизировано, благодаря пандемии.
Мы увидели, как может измениться мир. Например, мы говорили, что будем переносить продажи в онлайн, что нужны продающие сайты. Мы бы могли еще лет пять об этом говорить и ничего бы не случилось. Сейчас мы понимаем, как важно все, что связано с онлайн.
Совещания и мероприятия мы стали переносить в онлайн. Zoom прирос: сегодня рыночная стоимость компании достигла уже 29 миллиардов. Ничего не предвещало ему такого роста. Мы поняли, что можно экономить время за счёт исключения передвижений и не все нужно делать офлайн. Проводить совещания онлайн удобно и не менее эффективно.
Положительные моменты были еще вот в какой парадигме. В этом году, когда мы проводили День предпринимателя в онлайне, мы смогли задействовать большее количество регионов. Приехать к нам в таком количестве делегаты не смогли бы. Поэтому во всем есть свои минусы и плюсы. Кризисы нам даны только для того, чтобы улучшить что-нибудь. Все задумались об альтернативе: диверсификация бизнеса, уходить в разные сферы: онлайн продажи, масштабирование, пересмотреть свои подходы к бизнесу. Многие увидели, сколько у них ненужных дополнительных затрат. В кризис 2008 года фирмы с большим количеством сотрудников проводили сокращение, в кризис 2014 года сократились офисы, а кризис 2020 года вовсе избавил некоторые бизнесы от офисов. Многие поняли, что не обязательно всех сотрудников собирать в один офис, люди могут успешно работать из дома.
Все остальное подлежит осмыслению, и я думаю оно придет чуть позже.

- Какие проблемы приходилось решать в период пандемии? За какой помощью обращались предприниматели?
- Помощь номер один – это «разрешите нам работать». Бизнес вдруг оценил саму возможность поработать. Второй момент – это материальная помощь. Освобождение от налогов, возможность уменьшить плату за аренду, перенос сроков уплаты кредита, лонгирование программ, которые применял Центральный банк России, которые применяли мы: Фонд Инвестиционного агентства ТО и Фонд микрофинансирования. Мы переносили все кредиты, которые падали на выплату во время пандемии. Главная задача бизнеса в этот период: не осуществлять иных платежей, чтобы уменьшить нагрузку.

- В одном из интервью Вы говорили, что кризис – это время новых возможностей. Тюменские предприниматели смогли воспользоваться кризисными явлениями?
- Многие не вышли еще из стадии отрицания. Это выбор каждого. Но большинство очень быстро переориентировались и даже приросли, увеличили свой бизнес или ушли в другое дело кардинально. Все, кто смог воспользоваться кризисными явлениями, – это онлайн сфера. Самые пострадавшие – туризм. Некоторые смогли переформатировать бизнес: можно привести в пример Ирину Катигарову «Морелеса». Раньше мы не ценили свободу передвижения, мы могли свободно планировать отпуск, а сейчас мы понимаем, что несвободны в своем выборе. Ты не то, чтобы не можешь поехать в другую страну, ты в своей не можешь передвигаться. И еще один плюс, он же и минус. Мы увидели свою страну, сколько в ней прекрасных мест и территорий, и, вместе с тем, увидели, что происходит, когда огромное количество людей съезжаются в эти места. Мы оказались не готовы к такому наплыву туристов.

- Какие меры поддержки предпринимателей Вы продвигали и утверждали в нынешнем году?
- Меры поддержки предпринимателей – это коллегиальное решение, экономический штаб. Решения принимались вместе с бизнес-сообществами: «Опора России», «Деловая Россия», Тюменская торгово-промышленная палата. И только совместно принимались решения о региональной поддержке. Нужно понимать, что поддержка делиться на региональную и федеральную. На федеральную мы повлиять не можем. Здесь только «просительный» характер.

- Насколько тяжело переносят нынешний кризис малые и средние предприятия региона? Кому приходится сложнее всего?
- Сложнее приходится тем, кто простоял закрытыми дольше всего. Это рестораны, SPA-комплексы, банные комплексы, вся отрасль развлечений, событийных мероприятий, концертная деятельность. Поэтому, еще раз повторюсь, нужно диверсифицировать бизнес.

- Антикризисные меры еще принимаются. А последствия борьбы с пандемией еще долго будут напоминать о себе. Какие советы можете дать предпринимателям? Куда обращаться за поддержкой, каких действий и решений лучше избегать?
- Не люблю давать советы, всегда говорю так: «мой взгляд такой». Я слово «советы» принимаю только в контексте общих обсуждений: «давайте посоветуемся». Действительно, последствия пандемии долго будут напоминать о себе, да мы и не вышли еще из нее. Это не напоминание, это реальность, в которой мы сегодня живем. И как долго мы в этой реальности проживем – большой вопрос. Еще раз нужно переоценить свой бизнес. Сегодня все уже поняли, как можно заработать в системе закрытия: придумывались новые продукты, новые системы работы. Например, образование: из офлайна в онлайн. И это совершенно нормальная история, которая останется с нами жить, даже когда мы выйдем из пандемии и заживем обычной жизнью. Трудно в онлайне накормить человека, думаю, что все виды доставок будут процветать.
Люди поняли, что не нужно находиться в местах с большим скоплением людей – это магазины. К сожалению, многие поняли, что онлайн это непросто. Та же доставка еды. Во-первых, это всегда дороже выходит бизнесу, чем человек просто придет в кафе и потребит услугу. Смогли работать в онлайне без потерь только те традиционные пиццерии, суши маркеты, которые ранее были под это заточены.
Что все-таки посоветую, если просите: держать всегда деньги как подушку безопасности, никогда не тратить все до ноля или еще хуже - до минуса. Нужно всегда держать запас на всякий случай. Я падала в бизнесах, поэтому для себя сформировала некое правило: запас должен быть на три месяца оплаты работы сотрудников. У меня всегда был такой запас. Великий соблазн залезть в этот запас есть всегда, с мыслью, что я потом пополню. Но потом не пополняется.
Второй момент: разложить свой бизнес на составляющие и оценить, как во время кризиса каждый из элементов работали. Кроме ситуационного востребования: это перчатки, маски, санитайзеры.