Александр Андросов о бизнесе семейном и социальном

Как поднять культуру города? Можно ли хобби превратить в работу мечты? Способен ли спорт перестроить бизнес и жизнь в целом? Об этом и не только, нам рассказал Александр Андросов, учредитель Дома рекламы «Клякса», генеральный директор компании «Вертикальный мир», руководитель катка «Звездный полюс».

Предприниматель закончил Международный финансовый институт управления и бизнеса, а также Институт экономики и рыбной промышленности в Китае. Свою карьеру он начинал с продавца сахарной ваты.

- Александр, расскажите, как сейчас выглядит ваш бизнес?
- Сейчас у нас группа компаний, мы разнонаправлены. Основная деятельность, конечно, - реклама. Хороший доход, однако большую часть прибыли приносит как раз каток, но это сезонный бизнес. Мы остаёмся в числе лидеров по высотным работам (компания «Вертикальный мир» предоставляет услуги промышленного альпинизма — Прим.ред.) – это компания, с которой мы начинали. Летом снова сезонный бизнес – шатровая застройка, мобильные конструкции, здания, выставочные павильоны. 

-3ouNS4Ix4A.jpg

- Сколько лет компании «Вертикальный мир»?
- Уже 17 лет. Если не брать сезонный бизнес, то сотрудников у нас порядком 50-60 человек. Стараемся одним большим дружным коллективом работать. А зимой на катки мы привлекаем ещё около 50 человек, которые могут отработать сезон и уйти, но чаще возвращаются и уже ближе к зиме сами пишут, что готовы снова начать.


«Это тот случай, когда человек от хобби смог зарабатывать деньги»


- Компания «Вертикальный мир»: как вы вообще пришли к такому бизнесу?
- Это тот случай, когда человек от хобби смог зарабатывать деньги. Я занимался в секции альпинизма. А потом промышленным альпинизмом. Просто понял, что на этом можно зарабатывать деньги: мыть окна, чистить крыши. С этого как раз и начинал. Работы было много, а из конкурентов была только одна компания. Тогда только пошли фасады, техники специализированной не было. Из сарафанного радио мы сделали хороший охват, хорошие были и ценники.
Я работал, мои друзья, одногруппники, брат со своими одноклассниками. Работы и денег хватало всем, было достаточно комфортно, оставалось свободное время. Было много внеучебной работы, я и в КВН играл, и в Танцах участвовал, на гастроли ездили. Хватало чуть-чуть поработать зимой и летом, чтобы было достаточно денег. После меня пригласили в областной департамент по спорту и молодежной политике. Договорился сам с собой, что иду на год, в конце года подвожу итоги и дальше уже решаю – оставаться или нет. Года мне хватило, чтобы сделать правильный выбор - уйти с госслужбы и вернуться в бизнес. Возвращение было тяжелым. Управляющий немного «напортачил» с репутацией, потеряли много клиентов, и когда я вернулся было понятно: легче создать новую компанию со старыми клиентами. Тогда мы и зарегистрировали «Вертикальный мир». Очень хорошо себя чувствовали, компания росла, летали в Германию и Корею за подъёмниками. Во многих отношениях были первыми. 

- Как появилась идея создания рекламного дома «Клякса»?
- Сначала был просто печатный цех «Клякса», через полгода мы так быстро выросли, что поняли – можно не только печатать, но и производить вывески, короба. Переименовались уже через год. Стали Домом Рекламы, появилась печатное оборудование, фрезеровочное, гравировальное, лазерное. И пошло-поехало. 


«Любой кризис – точка роста»  


- Карантин повлиял на бизнес? 
- В связи с пандемией обороты немного упали, но держимся достаточно неплохо и работаем в плюс. На самом деле, мы взяли недавно ещё два станка. Учитывая актуальный курс валют, это очень рискованно. Я точно помню цены, когда присматривался несколько лет назад к этим станкам, и они сильно отличаются от цены на данный момент. Жалко, но с другой стороны меня успокаивает одно: компании, которые стартанут именно в кризис, вложатся в оборудование. Когда мы все выйдем с пандемии - спрос на них увеличится, а готовых удовлетворить этот спрос компаний будет достаточно мало. Любой кризис – точка роста.

- Как твои ощущения по поводу дальнейших планов с точки зрения пандемии?
- Я оптимист по жизни. Надеюсь, люди поймут, что каток - это всё-таки открытый воздух и риск заболеть минимален. Один из бизнесов, которые я открыл в пандемию – дезинфекция помещений.
Мы решили, что мы делаем дезинфекцию каждую ночь. Коньки обрабатываются ультрафиолетовыми лампами, специальные бактерицидные сушки, одноразовые носки мы выдавали и до пандемии. Думаем над тем, как развести потоки, чтобы не было столпотворений. Хотя в новогодние праздники они бывают всегда. Надеюсь, что криминального ничего в катке не увидят. Как отец, я понимаю, что с детьми часто страшно куда-то пойти, но куда-то надо водить их нужно. Лично мои дети каток очень любят, вылазить с него точно не будут.

- Вы двигаетесь из стратегии прорыва? Думаете не как жить дальше, а как прорываться?
- Мне отчасти повезло в плане возраста. Это уже мой четвёртый кризис. Самый тяжёлым был 2008 год, но тогда мы имели определенную подушку безопасности и не имели такой большой штат сотрудников. Отдыхали сами, дали всем отпуска. Я тогда решил поехать на машине из Тюмени во Владивосток.


«Не найти второго такого дурака, который захочет стараться и соответствовать качеству»


- Обычно все бегут от сезонных бизнесов, а вы в него осознанно пришли (речь идет о катке "Звездный полюс" — Прим.ред.). Как так получилось?
- Пришёл благодаря супруге и низкому сервису в Тюмени в плане массового катания. Мы пришли покататься с тремя детьми на Цветной Бульвар, и мне не понравилось всё от начала до конца: как мы арендовали эти коньки, как катались, как нас выгоняли, заставили доплатить, лёд, снег. И захотелось каток, как в Москве. Я решил поехать в Москву и там найти ребят, которые занимаются катками, и могли бы рассказать, что и как. Нашел: они обслуживают каток в парке Горького в Москве, каток на Красной Площади, обслуживают и самый лучший каток в Санкт-Петербурге. Позвонил им, договорился о встрече, на коленке написал план. По затратам получилось пять-семь миллионов, думал, что это будет «бомба-каток». 

flAtiaxeeHI.jpg

- Как прошла ваша встреча?
- С директором мы разговаривали часа четыре, сначала обсудили философию этого бизнеса, что надо и не надо делать, статьи затрат. В итоге получилось тринадцать миллионов рублей. И мне ещё повезло, потому что зима в Тюмени хорошая, не нужно закупаться ice-матами, как в Москве. Но он сказал: «Если вы заходите первыми на рынке, врываетесь и поднимаете планку сразу, то за вами точно никто не угонится: «Не найти второго такого дурака, который захочет стараться и соответствовать качеству». 

- Как прошло открытие?
- Была масса негатива, которого я не ожидал. Люди высказывали очень сильно своё негодование, а я то знал, сколько денег вложил и идей. Становилось обидно, хоть меня и предупреждали о таком. Смирились с этим – пожевали и выплюнули. И уже сегодня ведутся переговоры о заливке катка в другом регионе. У нас несколько учредителей, мы заморочились по автоматизации, летали смотреть его в Европе. Наш уровень сопоставим с Голландией, Лондоном. Заливаем каток пять раз в день, делаем штрих-коды, всё автоматически. 

- С какими трудностями вы столкнулись при открытии бизнеса?
- Главное было перетерпеть два-три года. В это время мы поднимали культуру массового катания в городе. Нам говорили, что сначала будут и курить на катке, и плеваться, и ездить против часовой стрелки. Прошло три года, и люди привыкли. Привыкли, что мы не выходим с кофе на лёд, что не курим, что есть аниматоры, охрана. Вызывали даже полицию, когда люди в состоянии алкогольного опьянения не понимали, почему мы им отказываем. Если кто-то как-то смог пробраться, мы вызывали ЧОП, чтобы выводили с катка людей, мешающих кататься. Возвращали деньги. Люди на катке видят, что не остаётся безнаказанным такое поведение, и чувствуют себя в безопасности. Некоторые даже детей приводят и оставляют на пару часов с аниматорами, а сами уходят в торговый центр, к примеру. Наш каток превратился в семейный. Из года в год приходят семьи, кто-то приезжает каждую неделю, тренируются дети. В пандемию тренировалась у нас и хоккейная команда. Фигуристов с каждым годом всё больше.

- То есть у этого бизнеса есть еще некая социальная миссия от вас, как от многодетного отца?
- Конечно, с одной стороны мне очень хотелось сделать бесплатный каток, сейчас это реализуется в виде различных акций: «ранние пташки», среди наших подписчиков разыгрываем сертификаты, для многодетных семей, много подарочных сертификатов для школьников. Мечта – сделать бесплатное катание для хорошистов и отличников. Даем сертификаты детским домам, общественным организациям.


«Я не только бизнес перестроил, я всю жизнь перестроил»


- Расскажите про IRONMAN. В чем заключается суть?
- IRONMAN – это железная дистанция, 4 км проплыть в открытом водоёме, 180 км на велосипеде и марафон 42 км. Я пробежал эту дистанцию дважды. Второй раз я преодолел её за 12 часов 10 минут. В первый - разница чуть больше часа. Говорят, что свыше 12 часов любой может, так что я - только почти крут. Вообще не умел плавать и не любил. Это подкупает, а ещё за год до этого я в Австрии проплыл дистанцию в 17 км, но проплыл я практически 20 км за 9 часов.

- То есть люди просто приезжают и 9 часов плывут? Зачем?
- Просто нравится. Понравилось плавание в открытых водоёмах, это как йога, как медитация, столько свободного времени, чтобы подумать и сконцентрироваться на чём-то.

- Вы очень сильно перестроили свой бизнес, после того как в вашу жизнь пришел профессиональный спорт в виде IRONMAN?
- Я не только бизнес перестроил, я всю жизнь перестроил. Супруга у меня два полумарафона пробежала, дети ходили на секции, всей семьёй ходили на тренировки. По работе прочитал много книг про тайм-менеджмент. Откуда-то надо было брать свободное время. Вся семья у нас ложится спать в 10 часов, максимум в 10:30 мы уже точно засыпаем.
Отношение к свободному времени, к спорту среди сотрудников компании очень весомое. Поддерживаем сотрудников, которые на велосипедах приезжают на работу – стоянка, мойка. Проблема только с душем пока, в новом офисе у нас заложен и мужской, и женский душ, даже баня предусмотрена.

- Как вы пришли к проекту «Алебашево»?
- Мне очень хочется в Тюмени провести большое соревнование. Это кайф, когда они в черте города. С «Кляксой» одно из мероприятий, которое мы обслуживали, было соревнование на Туре, и тогда я понял, как это неорганизованно сделано, неудобные и дискомфортные условия. Для международного формата наши парки не готовы. А так как я много ездил по миру, я видел, сколько денег они могут принести городу, как круто это сделано, сколько людей приезжает на время мероприятия, мне захотелось также. Более менее приличное озеро было только Алебашевское, подходило по параметрам. Рассказал об этом Артему Андросову, который через полгода мне позвонил и предложил ввязаться в авантюру по благоустройству парка. Это тяжело и долго. Уже объединилось очень много людей, и хоть идёт всё медленно, я верю, что мы организуем что-то масштабное и крутое. Даже небольшие наши вложения уже дали свои плоды, уже провели первый концерт на воде.

crSrfjOuVbI.jpg

- Расскажи о планах на будущее.
- Из пяти бизнесов мы хотим от некоторых отказаться, оставить два. Мы со вторым учредителем нарисовали такую картину, что всё равно придём к одному бизнесу – рекламному. И оставим бизнес с катками, он нам очень нравится, вдохновляет, интересен процесс и прост в реализации.

- Что значит отказаться? Продать?
- Да, продать. В период пандемии это немного сложно. Какие-то продать, какие-то отдать в управление, где уже всё слажено, чтобы не касаться этого. Оставим два любимых направления – это Дом Рекламы «Клякса», потому что я люблю каждый день этой работы, мы творим и создаём, каждый день новые задачи, работа далеко не монотонная. Оставить историю с катками, потому что она перерастает уже в нечто большее – мы уже делали большую горку рядом с «Сити Моллом». Мне кажется, здесь есть точка роста. И бросить силы на Алебашево. Я очень надеюсь, что за пять-семь лет мы это сделаем и будет возможность совмещать хобби и работу. Наши дети там уже каждое высаженное дерево знают. Из спортивных планов - с друзьями хотим сделать заплыв на 2,5-10 км по Туре. Пока только собрались единомышленники, хотим попробовать. За этим есть будущее, хотелось бы вписаться.

- В России тема преемственности предпринимательства очень тяжёлая. Скажите, кем были заложены ценности вашей жизни и как это произошло.
- Отцу низкий поклон за то, что он воспитывал во мне с братом самостоятельность: бросал меня в Китай, брата в Австралию. Мы научились самостоятельно жить, зарабатывать деньги, обзаводиться связями. Спасибо ему и за достойный пример, в плане ведения бизнеса, чистоты, отношения к нему. Я видел много отношений к людям и выстраивал на этом свой подход. И наш отец вкалывал в 90-е годы, и мы видим эффект через 10-15 лет, смотрим на его достаточно беззаботную старость, выстроенную подушку безопасности. Надеюсь, мы тоже сможем держать планку.