Основатель компании «Умничка» в эфире «Мы-предприниматели»

Федор Будылдин – основатель компании «Умничка» - производитель детских игрушек и развивающего оборудования принял участие в передаче «Мы-предприниматели» в эфире радио «Серебряный дождь». Федор основал компанию в 32 года и за пять лет вывел ее на федеральный уровень, организовав поставки продукции во все регионы России. Сегодня игрушками «Умничка» играют в тысяче детских садов от Мурманска до Усть-Камчатского.

Ведущий эфира – Артем Андросов, председатель Комитета по развитию молодежного предпринимательства «ОПОРА РОССИИ».

Приглашенный эксперт – Андрей Витковский

Гость программы – Федор Будылдин, основатель компании «Умничка». Федор родился 22 марта 1982 года в Увате, закончил Тюменскую архитектурно-строительную академию по специальности «Инженер-строитель». Карьеру начал в администрации Уватского муниципального образования, где проработал 12 лет, прежде чем стать предпринимателем.


- Федор, расскажи, что такое компания «Умничка»?
- «Умничка» - это современное производство игрушек и оборудования. У нас насчитывается 162 вида продукции. Наш клиент – конечно же, ребенок. Мы поставляем оборудование в детские сады по всей стране: от Мурманска до Усть-Камчатского. Возможно, и ваши дети в детских учреждениях играют нашими игрушками: это и музыкальные площадки, метеоплощадки, космические станции, бизиборды, панели Монтессори. За пять лет мы доросли до достаточно крупного предприятия. Сейчас у нас работают 60 человек, из них 40 – на производстве. Находимся в Тюмени, и у нас организован закрытый цикл производства: от распиливания фанеры до полировки готовых изделий.
В 2019 году мы подарили городу Тюмени одну из метеоплощадок и установили её при входе в экопарк. За эту площадку мы получили награду «Золотой мишка» от Совета Федерации. Это «Оскар» среди игрушек, и является признанием лучшего образовательного продукта года. Ещё мы двукратные победители «Тюменской марки», как промышленное производство в 2017 и 2018 годах взяли первое место.

- У нас производственный эфир сегодня. И я прошу эксперта программы Андрея Витовского тоже рассказать о себе.
- Наша компания «СпецТарКонструкция» занимается производством деревянной тары различных видов и конфигураций. На сегодня производим более 19 видов продукции, не только европоддоны, но и поддоны для конвейерных линий, широкоформатные изделия: делали поддон размерами два на шесть метров, ящик 16 метров. Также предоставляем услугу фитосанитарной обработки. Если ваша компания везет что-то на экспорт, то раньше за обработкой приходилось ездить в Екатеринбург, делать там обработку и возвращаться в Тюмень, упаковывать и отправлять за границу. Сейчас всё это можно сделать в Тюмени у нас.
Хочу задать вопрос Федору.

- У меня  был фрезер с числовым программным управлением и до сих пор стоит в гараже станок лазерной и фрезерной обработки, но у меня это началось с гаражного формата и таким осталось. Как тебе удалось создать из узкого вида производства такую огромную сеть? Почему был сделан именно такой выбор, и как ты создал такую крупную систему из себя одного?
- Действительно, у нас есть три лазерных станка, мы их берем по мере увеличения компании. Когда-то были только лобзики. Начинал я в подвале собственного дома, после работы спускался и пытался выпиливать изделия – было не очень ровно и корректно. Потом, когда начали расти, улучшалось и качество оборудования, и качество изделий. Шесть лет назад я приехал в Тюмень, проработал четыре месяца в Правительстве, но понял, что бумаги – это не моё.
Решил купить определенные магазины, они также назывались «Умничка». Я не имел опыта проверки магазинов, каждый месяц получалось минус 100 тысяч, то есть за год мы ушли в минус два миллиона. Это как раз был кризис 2014 года. Потом закуп увеличился, я стал искать возможности, как выйти на рынок дальше и что ещё можно продавать. Наткнулся на идею, что детским садам нужны развивающие панели: пришел запрос из одного садика, что нужен песочный стол. Мы посмотрели в Интернете, что это такое – привезли, наценили, продали. Прибыль хорошая, пошло увеличение спроса. Система удобная: продавцов нет, аренды нет, «моржа» хорошая. Работали по запросам – приходила заявка, изучали изделия, поставляли. Всё началось с одного вида продукции, потом пришлось учиться дальше – кушать то хочется, долгов на два миллиона. Но торговали мы только по Тюмени, сам обошел каждый детский сад, спрашивал кто и что готов был бы купить из нашей продукции. Город у нас достаточно узкий, продукция широкая. Мы не делали анализ, не проводили подсчеты прибыли, аналитику, работали только под запрос. И столкнулись с большой проблемой – не можем выйти за пределы Тюмени.
Стали думать, как найти запросы в других городах. Решил заняться рекламой, распробовал, вложил пять тысяч и ничего не вышло. Обратился к специалистам, но был уверен, что это не работает. Через какое-то время пришла заявка из Самары – подумали случайно, потом из Тольятти, и постепенно нас начали видеть в интернете и это дало возможность роста, компания заметно увеличивалась. За пять лет от оборота в 700 тысяч, мы перешли в 2019 году к годовому обороту в 144 миллиона.

- Ты уезжал в Москву. Зачем ездил покорять и почему вернулся?
- Да, был такой опыт. Я постоянно нахожусь в состоянии обучения, всегда есть куда расти. В один момент, в мае, в компании появилось состояние «не сезон». Начал думать: что-то не так с продуктом? Расчётами? Управлением? В Москву поехал на обучение, летал туда каждую неделю, обсуждал с экспертами проблемы компании, искал решение. На одном из обучений предложили открывать филиал в Москве. Почему нет? Начал собеседовать людей в кафе – офиса не было – набрал в команду пять человек. Это были люди другого формата. Пешими прогулками по Москве ходили по детским садам, объехали всё Подмосковье, обошли каждое учреждение, но за восемь месяцев прибыли было только на аренду и зарплату. Не поддаётся Москва и всё, пошли сокращение, 1200 детских садов – 10% от всей России, а прибыли нет. Всё закрыли, людей сократили. А по концу 2019 года Москва дала первое место по продажам! Это просто был затяжной бюджетный эффект: заказы вносились, смотрели по прайсу, товар приходил. Когда дали первое место – людей в Москве уже не было, уже закрылись. Но потом всё наладили, переехал и сам в Москву.
Конечно, главной причиной возврата был кассовый разрыв. Опять же в мае нас догоняет кассовый разрыв, я дистанционно управляю компанией из Москвы. Понял, что что-то с командой не так, формат людей не тот. И если сейчас не вернуться – потеряю всю компанию. Приехал и полностью перестроил команду, сейчас работают профессионалы, топ-менеджеры. Очень важно иметь грамотный отдел маркетинга.
В конце 2019 года была такая прибыль, что мы купили офис напротив Столыпина на 13 этаже, и скопили подушку безопасности, которая позволила пройти карантин.

- А как вы прошли этот кризис с коронавирусом?
- Коронавирус по нам прошёлся жёстко. Наш клиент – детские сады, а всё закрыли, все на карантине. Даже нам на склад ходить нельзя. Кризисы уже были, но они были искусственно созданы неправильным управлением, а здесь кризис мировой. Звонишь в детский садик – отвечает охранник. На сегодня от прошлого года был спад на 40%, каждый день что-то генерировали, новые варианты производства, созванивались в zoom, решали, как быть дальше. А решения искать было нужно, потому что надо платить аренду, надо платить оклад. У меня такой лозунг: если человек поработал – он должен получить всё то, что мы ему обещали. А работали все.
Когда заходили в период карантина, у нас только начали подниматься продажи, заехали в новый офис, хотелось творить, взять высокую планку. А по факту – запретили ходить везде. Что, куда, как?
На сегодня мы уже восстановили весь план, 12 новых проектов. Этому помог философский подход к карантину: пришлось расширить взгляд на потенциального клиента. А почему, к примеру, не продавать продукцию физикам? Если они готовы покупать наши развивающие изделия.  Потом запустили рекламу дачных ограждений, баков – сверлили и варили всё, что можно. Те новинки, которые проработали за этот период, мы запускаем в ближайшее время. Подумали сопровождать онлайн школы, для родителей или педагогов. Стратегия как в армии: быстрые решение, перегруппировка в компании, вступили в эру обучения. Скоро будем подготавливать товары к экспорту.


- На вашем сайте очень большое разнообразие, все развивающие изделия ещё должны как-то правильно скомпоноваться. Кто занимается группировкой, разработкой функциональных частей оборудования?
- Конечно, раньше смотрели иностранные аналоги и копировали. Затем задумались, как нам отличаться. Появился отдел дизайна, начали сотрудничать с институтом ТОГИРРО, департаментом образования. Все новинки тестируем с экспертами, ориентируемся на полезность изделия.  В Москве завел много контактов. Работаем по ФГОС. Смотрим, что действительно нужно ребенку. Идем в ногу с запросами детей. К слову, метеостанция зашла в список продуктов случайно: пришла заявка из Сургута, поставили им и забыли на год. Потом позвонили и спросили, как состояние у изделия. Нам ответили – всё отлично, продукт классный, живой. Сразу сделали лейдинг, протестировали рынок России – нужен ли такой продукт – получили 60 заказов со всей страны, рынок требовал. На сегодня продали 500 метеоплощадок. Одна и принесла нам награду «Золотой мишка».

- Раньше ты работал чиновником, «клерком», как ты говорил. Как твои родители отнеслись к тому, что ты стал предпринимателем?
- Родился я на Севере, в Увате. После школы пошел работать, учился хорошо, как общественника знали.  Проработал 12 лет в Администрации. В какой-то момент понял, что я богато-бедный чиновник. Был неосторожен и брал ипотеку, кредиты, а у меня уже на тот момент жена и дети. Денег к концу месяца не оставалось, а ещё 30 лет ипотеку платить. Продал дом, погасил ипотеку и на остатки купил квартиру в Тюмени. Моя семья и родители уважали меня – статус всё-таки, но внутренне чувствовал, что нужно что-то другое, и не выдержал опять четыре месяца в администрации. Родители были в шоке, когда я ушел в предпринимательство. Живёшь в небольшой квартире, магазины без опыта, все посмеивались, что в подвале делаю. Родители ничего такого прямо не говорили, но советская закалка чувствовалась: все предприниматели – спекулянты, которые наживаются на людях. Но потом отец сказал: «Ты всё-таки производственник, и делаешь что-то полезное, вроде даже не спекулянт».
Многое во мне сошлось от моих предков – отец работал с деревом: мастерил по вечерам, сам построил дом, а мама – воспитатель в детском саду. Сейчас они видят наш рост, какую пользу мы приносим людям. Даже в Совете Федерации награду получал.

- Скажи, какие планы дальше у компании? 
- Об экспорте мы думали всегда. Но если только в России 46 тысяч детсадов, то у нас есть ещё большая ниша для продаж. Экспорт это всё-таки другие точки роста, определенная безопасность. Сейчас сотрудничаем с компанией, которая знакома с экспортом, оформление нужных данных. Просто один раз был опыт вывоза продукта в Казахстан, но мы неправильно оформили документы и нам грозил серьёзный штраф – 50 000. Но простили на первый раз, поняли, что ничего незаконного мы не хотели.
Вот за две недели до карантина я был в Австрии, компания производит велики. Сижу у них, пьём кофе, а вокруг 15 стран - 15 дилеров, это такие же простые люди. Почему мы так не можем? И возник запрос. Видимо, отдаёшь миру отклик и получаешь определенный формат. Сейчас наша задача до 1 ноября оформить первый контракт. Отточим также на Казахстане, и будем пробовать дальше.

- Какая конкуренция на рынке производства?
- В России все предприятия похожего формата - некрупные, гаражные. Конечно, их от нас отличает качество продукта. Они замерли в своей нише, а мы заняли такую позицию, что ориентируемся на современные вещи. Особенно в период карантина появились такие «гаражные» мастера, но в таком случае зачастую садик получает не особенно качественный продукт. А мы всё-таки за пять лет накопили мощный потенциал. Разработали свою стратегию, методички: как работать с этим продуктом. Совмещаем тему с онлайн-площадками. Нужно всегда находиться в тренде и состоянии роста.