Максим Коротовских в эфире «Серебряного дождя»

Учредитель одного из уникальных и инновационных предприятий Тюменской области – завода «Нео Композит» Максим Коротовских принял участие в передаче «Мы-предприниматели» на радио «Серебряный дождь».
Молодой предприниматель рассказал о становлении компании, продукции, которую танком не переехать, и планах на 1 миллиард рублей.

Ведущий эфира – Артем Андросов, председатель Комитета по развитию молодежного предпринимательства «ОПОРА РОССИИ».
Приглашенный эксперт – Валерий Гут, основатель журнала TMN.
Гость программы – Максим Коротовских, основатель завода «НеоКомпозит». Максим родился 15 июня 1988 года в городе Урае. Закончил ТюмГУ, институты физической культуры и юриспруденции. Карьеру начал в 14 лет помощником тренера. Создал из маленького гаража завод, продающий свои изделия в России, Казахстане и Белоруссии.


А. Андросов: Друзья, предлагаю нашему эксперту представиться. Валера, расскажи о себе.

В. Гут: В 2011 году мы запустили журнал TMN, чтобы работать над брендом города. Прежде всего, мы сделали акцент на деловую составляющую, чтобы раскрывать в нашем регионе людей, которые создают выдающиеся проекты, развивают нашу экономику. Если вы вспомните различные рейтинги всероссийского масштаба, которые где-то фигурировали за эти десять лет, то увидите, что Тюмень многократно занимала лидирующие позиции по уровню жизни, развитию экономики. Экономика не развивается сама по себе, есть конкретные люди, которые хотят создавать интересные проекты именно здесь, не уезжая в другие регионы или за рубеж. Поэтому наш журнал уже практически 10 лет занимается тем, что находит этих людей, пишет о них.

А. Андросов: Сегодня у нас есть такой замечательный человек в гостях. Максим, расскажи, что такое компания «НеоКомпозит»?

М. Коротовских: «НеoКомпозит» – это производственная компания, которая занимается созданием полимерных композитных материалов, стройматериалов. На сегодняшний день мы производим тротуарную группу, заборную группу и дренажную группу [материалов]. Из маленького гаражного производства мы выросли до завода.

А. Андросов: В каком году основана компания?

М. Коротовских: Мы запустили производство в 2012 году, вложили все свои финансы и имущество, вышли из всех других проектов. С моим партнером выкупили основную долю у третьего партнера. Можно сказать, уже с 2016 года и началась история «Нео Композита».

А. Андросов: Сколько человек сейчас работает на производстве?

М. Коротовских: Вместе со всей производственной площадкой у нас более 65 человек.

А. Андросов: Как выглядит завод? Что он из себя представляет?

М. Коротовских: Наше основное сырье – это отходы полимеров, т.е., мы не только производим стройматериалы, но и очищаем природу от отходов. В составе наших материалов: 70% - песок, 20% - полимер, а также краситель.

А. Андросов: Что такое «полимер»? Для тех, кто не знает.

М. Коротовских: Это плёнка, которую можно повсеместно встретить на улице, ее выбрасывают, вывозят на полигоны. Мы используем для производства упаковочную плёнку, стрейч-пленку и пластиковые ящики. Всё мелко дробится, перемешивается с песком, загружается в плавильно-нагревательный аппарат. Плавится и подается горячая смесь, из которой получаем изделие.

А. Андросов: Где берете отходы для производства? У СИБУРа, случайно, нет отходов-полимеров?

М. Коротовских: Закупаем отходы по всей России. Ведь объёмы у нас сильно выросли. Приходится закупать даже в центральной части страны. С СИБУРом мы работаем, закупаем у них отходы сырья, которое не идёт в производство. Также поставляем им нашу продукцию.

А. Андросов: Расскажи, пожалуйста, преимущественный продукт у вас – плитка?

М. Коротовских: Я бы сказал, не только плитка. На сегодняшний день, более чем в 65 регионах уже налажена дилерская сеть, через которую мы реализуем заборную группу: колпаки и парапеты на заборные столбы. Это стало нашим двигателем. После чего мы запустили производство дренажных систем: канализационных люков, колодцев в сборе. С данным материалом мы зашли в самую крупную федеральную сеть – «Леруа Мерлен». В «Строительный двор» и на локальный рынок мы производим тротуарную группу. Тротуарная плитка, бордюры и др. уходят на локальный рынок, это считается, как третий продукт.

А. Андросов: Я слышал, что она у вас очень прочная. Это правда?

М. Коротовских: Весь наш материал, благодаря своему составу, достаточно прочный. На нашем youtube-канале есть видеоролик, где мы клали плитку под танк. Специально договаривались, выезжали на полигон. И она выдержала, даже не треснула. Единственное, когда танк сдавал назад, немного поцарапал поверхность, но плитка полностью осталась целая. Это все можно посмотреть на нашем youtube-канале.

А. Андросов: Какой примерный срок годности у плитки? Сколько лет она простоит?

М. Коротовских: Мы даем гарантию до 50 лет, в течение данного срока она не будет разрушаться.

А. Андросов: Это ваша уникальная технология или какая-то готовая, которую вы взяли с рынка и выстроили по ней производственную сеть на продажу?

М. Коротовских: Это готовое производство, а технологию давно придумал, насколько я знаю, русский учёный. Нигде в мире, ни в Китае, ни в Европе, такой нет. На выставках везде спрашивали, узнавали – никто ничего подобного пока не производит. Такое производство сейчас масштабируется только в России.

А. Андросов: Оно масштабируется только вами или кто-то ещё делает подобные вещи в стране?

М. Коротовских: Когда в 2012 году мы запускали свое «гаражное производство», мы открывались последними. На тот момент в городе было три производителя. Соответственно, в стране таких мелких гаражных производств было предостаточно. На сегодняшний день я с гордостью и уверенностью могу сказать, что наш бренд «НeoКомпозит» занимает первую строчку в России по производству полимерно-композитных изделий.
Ещё одно наше преимущество – мы совершенствуем свой состав. Мы являемся резидентами Тюменского ТЕХНОПАРКА, заключили соглашения с ТИУ и МГТУ им. Н.Э. Баумана. Совместно с учеными мы экспериментируем и дорабатываем состав материалов.

А. Андросов: Что именно хотите улучшить?

М. Коротовских: Мы придумываем новые изделия. Соответственно, если это новое изделие, то нужно поэкспериментировать с составом.

А. Андросов: Если у вашей плитки гарантия 50 лет, то зачем с ней экспериментировать?

М. Коротовских: Для разной отрасли требуются определенные физико-химические свойства. Например, с ТИУ мы работаем для нефтегазовой отрасли. Пока не хочу открывать завесу, есть наработки и планы. Мы проводим эксперименты с составом. В результате появится новый материал, новые изделия, именно для нефтегазовой отрасли.

В. Гут: Когда гуляю по городу в местах, вымощенных плиткой, я частенько вижу сколы, трещины и так далее. Почему используют не вашу плитку, которая прослужит значительно дольше?

М. Коротовских: Наш продукт уже активно начали покупать. Он используется, но не в таких крупных масштабах. В экопарке «Затюменский» сейчас проводятся работы, укладывают как раз нашу плитку.

В. Гут: Я правильно понимаю, что с учетом уникальности вашей технологии, вы можете масштабироваться десятикратно и стократно? Есть ли спрос?

М. Коротовских: Мы проводили маркетинговое исследование. Даже сейчас, в период нестабильной ситуации из-за пандемии, мы еженедельно проводим общий анализ рынка, опросы в других регионах. Пришли к выводу, что именно у нашей продукции большие перспективы. Не просто так ученые Московского государственного университета им. Баумана и нашего ТИУ заинтересовались данным продуктом: из него можно производить очень много различных изделий, нужно лишь правильно к этому подойти.

А. Андросов: Максим, как ты пришел к предпринимательству и оказался в Тюмени?

М. Коротовских: В Тюмень я приехал с города Урая, чтобы учиться. Поступил в Институт физической культуры, в то время достаточно фанатично занимался спортом. Но жизнь так сложилась, что на втором курсе уже хотелось кушать, пришлось много поработать. На третьем курсе я познакомился со своим партнером, с которым мы до сих пор вместе работаем. Я многому у него научился. Достаточно много проектов вели, из которых мы вышли ради нашего производства.

А. Андросов: С чего вы начинали с партнером?

М. Коротовских: Мы занимались непосредственно консалтингом (антикризисным управлением), т.е. мы – юристы. Сначала, когда учился на очном отделении института физической культуры, я погрузился в юриспруденцию. Сразу после получения первого образования, я поступил на заочное отделение факультета юриспруденции ТюмГУ. Занимались этим долгое время и вели достаточно серьезные проекты в Тюмени.

А. Андросов: А как пришла идея открыть производство?

М. Коротовских: Мы занимались изучением рынка, искали, куда можно вложиться. В то же время мы наблюдали за тем, как разрушаются тротуары в городе и их бетонное основание. Захотелось найти аналоговый материал, который будет более крепким и надежным. Нашли технологию, которую используем сейчас, заказали маркетинговое исследование и поняли, что в данном направлении у нас есть перспективы.
Были другие параллельные проекты, которыми мы занимались, поэтому не направили все свои силы на развитие производства сразу. С 2012 по 2016 годы присматривались, изучали и постепенно уходили из действующих проектов. Стали инвестировать средства в новое производство.

А. Андросов: На какие средства развивалось производство? Были ли инвесторы, гранты, займы или другие посторонние источники?

М. Коротовских: Начальный этап был пройден своими силами, на собственные деньги. Позже мы начали пользоваться поддержкой Фонда микрофинансирования Тюменской области.
Когда стали резидентами Тюменского ТЕХНОПАРКА, начали участвовать в различных программах для получения грантов. Сейчас также ждем результатов по одному из грантов.

В. Гут: Как в этом году обстоят дела с поддержкой? Вы получали в этом году займ?

М. Коротовских: Да, мы уже получали займ, и планируем получить еще один, т.к. у нас хорошие показатели и мы зарекомендовали себя как платежеспособные клиенты.

В. Гут: Я слышал, что за время карантина в штабе не было сокращений, наоборот, вы сейчас в поиске новых сотрудников, это так?

М. Коротовских: Мы отработали период пандемии в «плюс». Более того, в конце самоизоляции поняли, что наши объемы стремительно растут, и начали открывать дополнительные вакансии. Шесть вакансий уже закрыли. До сих пор продолжаем набирать сотрудников.

В. Гут: Большой объем производства идет на федеральную сеть «Леруа Мерлен» или именно на Тюменский филиал?

М. Коротовских: На сегодняшний день мы поставляем продукт только в 16 магазинов сети: от Тюменской области до восточной части России. Нам предлагали сразу же забрать всю Россию, но страшновато немножко. «Леруа Мерлен» - достаточно крупная сеть, там большие штрафы. И мы, если честно, даже сами не ожидали, какой будет невероятный спрос. Потенциальный спрос «Леруа Мерлен» пока превышает наши возможности его восполнить. Хоть мы и расширяемся ежегодно.

В. Гут: Сколько денег нужно вложить в производство, чтобы через год закрыть весь спрос «Леруа Мерлен»?

М. Коротовских: Думаю, 30 миллионов. Тогда мы сможем закрыть спрос. Более того, мы открыты для инвесторов. Многие уже успели с нами поработать, некоторые продолжают инвестировать в наш проект.

А. Андросов: Я тебя приглашаю на «Ярмарку инвестиций», которая будет 12 сентября. У нас инвесторы очень любят инвестировать в производственные компании.

В. Гут: У вас кейс, который на глазах уже много лет. В отличие от новых проектов, куда очень опасно вкладывать.

А. Андросов: Если раньше тема инвестиций была какой-то запретной, обсуждаемой только на кухнях, то наконец-то мы вышли в цивилизованный мир. С понижением ставки даже люди, которые далеки были от этой темы, и боялись ее как огня, выходят на рынки и говорят: «А что можно еще вкладывать и в малый бизнес?». И появился малый бизнес, который состоялся и говорит: «Мы открыты».

В. Гут: Максим, вот ты про 30 миллионов говорил. А у вас есть возможности и ресурсы, необходимые для расширения производства?

М. Коротовских: Да, у нас есть такие возможности. Мы ежегодно расширяемся настолько, насколько это возможно. Один из видов оборудования мы научились собирать самостоятельно, чтобы ускорить процесс производства. Нашли специалистов, стали собирать. Более того, наше собственное оборудование работает лучше и эффективнее, чем у завода, который специализируется на этом.

В. Гут: Скоро еще будете оборудование продавать?

М. Коротовских: Мы будем его производить. Для себя и для продажи.

А. Андросов: Есть мысли о выходе за пределы Тюменского региона с точки зрения производства?

М. Коротовских: Есть планы и цели, т.к. мы поставляем не только в разные уголки России. У нас собственная дилерская сеть по всей России. С прошлого года мы работаем в Казахстане, в период пандемии у нас появились свои дилеры в Белоруссии. Соответственно, было бы очень удобно открыть производство в центральной части России.

В. Гут: Можно ли назвать ваше производство инновационным?

М. Коротовских: С гордостью могу сказать, что да.

А. Андросов: Легко зайти в сеть производству? Выгодно работать с такими партнерами?

М. Коротовских: В крупные сети зайти достаточно сложно, мы отправляли заявку в 2017 году, но только спустя два года, путем множества встреч и презентаций, начали работать с «Леруа Мерлен». Как любая сеть, они отжимали условия очень сильно. Но мы гнули свою линию, устанавливали свои цены и предлагали сотрудничество.
В нашей компании ежегодно проводится аудит со стороны «Леруа Мерлен», сотрудники приезжают на производство за наш счет, полностью проверяют все составляющие производства и ставят оценки. От тюменского «Строительного двора» также проходит аудит, но на порядок проще.
Мы – открытая компания. К нам можно приехать не только в качестве аудита или сотрудника «Строительного двора», но и на обычную экскурсию. Я с удовольствием сам покажу желающим весь процесс производства: как приходят отходы полимеров, как производится их переработка, покажем преимущества материалов, предоставим возможность проверить самостоятельно прочность продукции. Каждый желающий может записаться на экскурсию через соц.сети или на нашем сайте.

А. Андросов: Какие планы у вашей компании на ближайшие 3-5 лет?

М. Коротовских: По стратегии нашей компании, которой мы следуем, в планах есть цель – увеличить стоимость компании к 2025 году до 1 млрд. Сейчас мы оцениваем нашу компанию в 100 миллионов.

В. Гут: У вас достаточно сильный состав Совета директоров, в котором состоят личности, известные на всю страну. Можешь назвать некоторые фамилии, если это не секрет?

М. Коротовских: Нет, это не секрет. Многие удивляются тому, что у небольшого молодого производства есть Совет директоров. Мы пришли к этому решению, т.к. хотим выстраивать правильную корпоративную культуру и полностью отработать все бизнес-процессы. Поэтому привлекаем достаточно серьезных и опытных специалистов.
На сегодняшний день в состав Совета директоров входят: Виталий Королев – председатель Совета директоров, преподаватель из Сколково, ведет корпоративное управление, автор нескольких монографий по организационной культуре; Игорь Березин – президент Гильдии маркетологов России; Сергей Иванов – один из топов компании «М.Видео».

А. Андросов: Как пришла идея создания Совета директоров?

М. Коротовских: Мой партнер давно состоит в Ассоциации независимых директоров России. Он состоял в советах многих компаний, знает данную корпоративную культуру. Его статьи печатали Forbes и РБК. Два года назад я сам вступил в Ассоциацию и в некоторых государственных компаниях был председателем ревизионной комиссии. Мы находимся в этой среде и знаем для чего это нужно. Хотя многие российские компании до сих пор не работают по такой системе.

В. Гут: Я так понимаю, что Совет директоров начал работать еще на стадии «гаражного производства»?

М. Коротовских: Немного позже, после того, как мы переключили все свое внимание на развитие этого проекта. В 2017 году мы начали собирать Совет. Ежегодно мы приглашаем необходимых специалистов из разных сфер. Например, если сегодня мы налаживаем финансы, маркетинг и продажи, то нам нужны эти специалисты. И они вошли в наш Совет.

В. Гут: Я видел твою анкету в рейтинге выдающихся молодых предпринимателей России. Как ты оцениваешь свои возможности, получится попасть в ТОП-100?

М. Коротовских: Я считаю, что уже вхожу в ТОП-100. Потому что я представляю не себя, как личность, а нашу развивающуюся компанию. И в любом конкурсе я буду «топить» за наш бренд.